Юбилейная неделя спектаклей Театра на Таганке,
посвященная 85-летию Ю. П. Любимова

29 сентября 2002 года, воскресение

Б. Пастернак

Живаго
(доктор)

Посвящается памяти Альфреда Шнитке

Музыкальная притча по мотивам романа «Доктор Живаго» и поэзии разных лет А. Блока, О. Мандельштама, Б. Пастернака, А. Пушкина.

Постановка и либретто — Юрий Любимов
Композитор — Альфред Шнитке

Художник (по идеям Ю. Любимова) — Андрей фон Шлиппе
Хормейстер — Татьяна Жанова
Репетитор по движению — Рената Сотириади

Премьера состоялась 18 мая 1993 года в Вене.
Постановка возобновлена 3 ноября 2001 года.

В спектакле Юбилейной недели играют актеры:
Анна Агапова, Феликс Антипов, Тимур Бадалбейли, Александра Басова, Анна Букатина, Дмитрий Высоцкий, Алексей Граббе, Валерий Золотухин, Дарья Денисенко, Елена Манышева, Лариса Маслова, Мария Матвеева, Эмиль Матвеев, Игорь Неведров, Игорь Пехович, Марина Полицеймако, Екатерина Рябушинская, Любовь Селютина, Татьяна Сидоренко, Всеволод Соболев, Татьяна Соколинская, Рената Сотириади, Александр Трофимов, Александр Фурсенко (ст.), Виктор Шуляковский, Дальвин Щербаков, Александр Фурсенко (мл.).

Над спектаклем работали:
помощники режиссера — Ю. Ермаченкова, И. Сезонова;
свет — А. Демчева, В. Попов;
звук — В. Граков, А. Антонов;
реквизит — Л. Дудина;
костюмер — Е. Сташевская;
бутафор — В. Прусаков;
пошив костюмов — Г. Кайбаева.

Продолжительность спектакля 2 часа 15 минут (с одним антрактом).

Художественный руководитель театра: Юрий Любимов



Пресса:
«В музыкальной притче легендарного театра, там, где слово не в состоянии передать лирическую атмосферу и философские идеи романа, на помощь приходит музыка Альфреда Шнитке. Написанная специально для этого спектакля. А скорее, спектакль создан для этой потрясающей музыки. Из грустных пассажей для струнных, народных песен и молитв, салонных романсов и частушек под гармошку, певучих диалогов и речитативов, которые пронизаны трагедией, смотрит на нас „век-зверь“. /…/
„Театр Любимова“ и „театр Шнитке“ разделить невозможно, как и в случае „Трехгрошовой оперы“ Брехта-Вайля. Хотя спектакль „Живаго“ заставляет вспомнить другую оперу Вайля — „Город Махагони“. Тоже притча, пытающаяся обобщить опыт судьбы своих героев, через их мысли и чувства представить самую страшную эпоху в русской истории. /…/
Символ эпохи художник Андрей Шлиппе находит просто мастерски. Лопата в век великих строек и перестроек — предмет первостатейный. И штыковая и совковая».
Вадим Журавлев «Достать чернил и плакать» — «Независимая газета», 1993, 24 июня.

«Музыка Шнитке скрепляет все разнородные элементы спектакля. /…/
В спектакле Любимова, так же, как в поэзии Пастернака, переносное значение образа возвышается над прямым (палачи-могильщики как сила, убивающая надежду). Пастернак стремится к тому, чтобы усилить поэтическое воздействие так, чтобы мы переставали узнавать действительность, чтобы она представала в какой-то новой категории. А разве не к этому стремится Любимов? „Это не жизнь, а театральная постановка“, — говорят герои его произведения; сам же режиссер, кажется, считает, что спектакль может быть даже реальнее бытия».
Виктор Денисов «Дойти до самой сути» — «Независимая газета», 1993, 22 июня.

"Свершилось! Вышел любимовский «Доктор Живаго» и… не понравился демократически настроенной массе. Зато ей нравилось, как кусался в «Самоубийце» Маркс. Спектакль, обещавший расквитаться с «системой» оказался выше всезнающих зрителей. А ведь Борис Пастернак, создавая роман о времени революции, не упрощал действительность, и не был ярым антисоветчиком. Как ни крути. Боль и кровь тех лет представлены не на суд читателя, а своей совести…
Ольга Коршунова (газета «Экран и сцена», 1994 г.).

«Перипетии революционной истории и этапы частных биографий перемешаны и взболтаны с таким возбуждением, что зритель вскоре начинает относиться к театральному действию как к некой динамичной, но бессознательной абстракции. Задачи актеров трудны вдвойне: мало того, что в текст все время вклиниваются стихи, причем не только Пастернака, так большую часть ролей приходится к тому же петь, иногда выходя с речи на вокал посреди фразы. Поют, кстати, таганковцы очень неплохо…».
Роман Должанский (газета «Коммерсантъ», 2001 г.).

«Роман Пастернака как-то особенно жалко. Не потому что я люблю его больше, чем „Евгения Онегина“ или шекспировского „Генриха IV“, а потому, что всю дорогу не оставляет ощущение, что препарирована в спектакле не только книга, но и личность самого поэта, вложившего слишком много сокровенного в это не самое совершенное свое произведение».
Марина Давыдова (газета «Время новостей», 2001 г.).




taganka@theatre.ru
 
  • карта сайта